«Яко рождением от ветви сей благословенные…» // Русское искусство (начало). М., 2013. № 3. С. 60–69

Please download to get full document.

View again

of 5
All materials on our website are shared by users. If you have any questions about copyright issues, please report us to resolve them. We are always happy to assist you.
Categories
Published
«Яко рождением от ветви сей благословенные…» // Русское искусство (начало). М., 2013. № 3. С. 60–69
  61музей Ирина Шалина «Яко рождением от ветви сей благословенные…» Нынешний юбилейный год 400-летия начала царствования династии Романовых дает повод вспомнить, что с начала принятия на Руси  христианства история развития отечественного искусства была самым тесным образом связана с жизнью верховных правителей и высших церковных деятелей.  Художественный расцвет русских земель во все времена определялся прочностью светской и духовной власти. Даже развитие иконописи – казалось бы, самой сакральной сферы истории искусства, – отражало вкусы великих князей и царей, число и  характер их заказов. Самые крупные иконные собрания складывались и сохранялись в их дворцах и храмах,  а также в наиболее известных монастырях, где накапливались эти богатства благодаря вкладам тех же лиц. Взаимоотношение мастеров и заказчиков, с одной стороны, и история иконописания, с другой, – это сложное переплетение худо- жественных пристрастий рафинированной элиты и «низовой» культуры широких слоев общества, таланта художников, их творческой воли и финансовых возможностей меценатов. Между этими разными уровнями – аристо-кратическим и демократическим – склады-вались ведущие течения живописных стилей. На Руси важным фактором, во многом опре-деляющим направление стиля, были иконо-писные мастерские князей и архиепископов, где работали наиболее талантливые мастера и где вырабатывались характерные особенности творчества этих земель и центров. С именами Василия III, Иоанна Грозного, Бориса Годуно-ва, Алексея Михайловича неразрывно связаны целые эпохи иконописания. Ярким выразите-лем художественных вкусов царской Москвы  явилось творчество мастеров Оружейной па-латы. Даже в Новое время художественная воля зачастую диктовалась предпочтениями императорского двора. Благодаря сохранению благочестивых традиций, икона не только не исчезла в обновленном светском обществе, но продолжала занимать важное место в истории его духовной культуры. Подчиняясь логике развития искусства этих эпох, иконопись про-шла в своем развитии все «большие» художе-ственные стили XVIII–XX столетий. Действи-тельно, каждый из периодов истории Дома Романовых, начиная от восшествия на престол первого царя новой династии Михаила Фёдо-ровича (1613) и кончая последними годами царствования Николая II, представляет со-бой значимую веху в развитии иконописания, прочно связанного с барокко и классицизмом, эклектикой и модерном. Иконы определяли облик столичных храмов – городских собо-ров или дворцовых церквей, личных молелен императоров, их частных иконных коллекций. Знакомство с ними позволяет проникнуть в мир взаимоотношений императорского двора с иконописцами, меценатами, художественны-ми музеями.Прославление всех наиболее известных на Руси святынь еще с древности определялось непосредственным влиянием и даже личной волей правителей. Достаточно вспомнить красноречивые свидетельства почитания обра-зов Богоматери Владимирской, Боголюбской, Донской, Смоленской, Тихвинской, Казан-ской, в разное время получивших статус ду-ховных и военных палладиумов Московского государства. Такую роль в истории династии Романовых играла чудотворная икона Бого-родицы Феодоровской, ставшая их небесным символом и покровительницей. Малоизвест-ный до начала XVII века образ сыграл судь-боносную роль в истории избрания первого царя этого рода, что и послужило установле-нию его общерусского прославления. 14 марта 1613 года посольство Поместного и Земского собора, избравшего после окончания Смуты на царство Михаила Фёдоровича Романова (1596–1645), прибыло в Кострому. Здесь в Троицком Ипатьевском монастыре от имени всего народа оно молило юного боярина, род-ственника последнего русского царя москов-ской ветви угасшей династии Рюриковичей, принять верховную власть. В списке избрания на царство и в «Книге глаголемой Новый ле-тописец» (1630) сохранился рассказ о том, как трудно было посольству получить его согласие венчаться на царство. Он принял это решение лишь после того, как его мать – инокиня Мар-фа (Ивановна) благословила сына иконой Бо-гоматери Феодоровской, вручив ей попечение над новым царем и Отечеством. Тем самым, лишь заступничеством чудотворного образа была решена будущая судьба Русского госу-дарства  1 . После отъезда Михаила Фёдоровича в столицу по заказу инокини Марфы был сде-лан список с иконы костромского Успенского собора для дворцовой церкви Рождества Бо-гоматери «на сенях» в Московском Кремле, а музей60 Икона «Великомученица Екатерина Александрий󰀭ская». Вторая четверть – середина XVIII в. Ярославль. Дерево, левкас, темпера. 108х53. Му󰀭зей русской иконы. МоскваИкона «Богоматерь Феодоровская». Конец XVIII в.  Дерево, темпера. 70,1х51,3. Происхождение не уточнено. Музей русской иконы. Москва  музей6263музей самой святыне установлено новое празднова-ние: 14 марта – день согласия нового царя за-нять престол. С 1633 года началась традиция крестных ходов с кремлевской копией образа, тогда же было составлено «Сказание» об иконе Богоматери Феодоровской, ее явлении и чуде-сах, дошедшее до нас в большом количестве списков XVII–XIX веков 2 . С тех пор в семье Романовых образ приобрел характер домаш-ней святыни, его списки и копии украшали все придворные царские церкви и молельни, а иностранные принцессы, которых брали в  жены русские императоры и великие князья, получали после крещения отчество Феодоров-на. Не случайно два главных собора в Санкт-Петербурге, возведенных и украшенных в честь 300-летия Дома Романовых, были освя-щены в честь этой чудотворной иконы. Широкое почитание русских чудотворцев, основателей монастырей, поддерживавших политику и духовное могущество государей, безусловно, было связано с их святостью и цельбоносностью мощей. Но не следует забы-вать, что представители царствующего дома большую роль сыграли в процессе их прослав-ления. Они нередко инициировали канони-зацию и церковное почитание святых, щедро одаривали храмы и монастыри, содержавшие их останки, «строили» дорогие раки и релик-варии. Так, культ преподобного Саввы Звени-городского – предстателя и небесного покро-вителя Московского государства, молитвен-ника Земли Русской, своего апофеоза достиг в эпоху царствования Алексея Михайловича Романова (1629–1676), считавшего основате-ля Сторожевской обители своим спасителем. Предпринятое по его инициативе обретение нетленных мощей чудотворца стало одним из самых заметных событий духовной и по-литической жизни государства этого времени. Грандиозное по своему масштабу торжество сопровождалось обновлением монастыря, строительством и украшением храмов, дра-гоценными вкладами царской семьи. В про-изведениях искусства образ предстателя царя и небесного патрона занимал самое почетное место наряду с великим чудотворцем Сергием Радонежским, также прославленным династи-ей ростовских и московских князей. Еще один пример – возвеличивание Пе-тром I святого патрона новой российской столицы – благоверного князя Александра Не-вского, предпринятое им с государственным размахом и символичностью, присущей ба- Икона «Св. князь Александр Невский на фоне  Александро󰀭Невского монастыря». Первая поло󰀭вина XVIII в. Дерево, темпера. Оклад серебро, чеканка. 34,5х29,5. Происходит из дворца Мон󰀭плезир в Петегофе. © Государственный Русский  музей. Санкт󰀭Петербург рочной эпохе. Само основание Петербурга на-кануне дня празднования Александра Невско-го приобретало сакральный смысл, что объ- ясняет строительство на месте Невской битвы (1240) Троицкого монастыря (впоследствии  Александро-Невской Лавры), а также пере-несение из Владимира мощей благоверного князя. Торжественное положение их в новую раку состоялось в день подписания победного Ништадтского мира со Швецией (30 августа 1724 года), что послужило введению нового церковного празднования святому  3 . Высокий царский статус прославления Александра Не-вского стал причиной существенного измене-ния его средневековой иконографии: теперь князя, принявшего перед смертью схиму, по предписанию Синода, изображали не в мона-шеском виде, а в полном великокняжеском и воинском облачении 4 .Иное по содержанию, но чрезвычайно сход-ное явление произошло в царствование по-следнего императора династии Романовых, до-бившегося канонизации Серафима Саровского (†1833). Сам Николай II свидетельствовал, что он «разделяет веру народную в святость старца Серафима и его предстательство пред Богом за притекающих к нему с молитвою» 5 . Торжества открытия и перенесения святых мощей состоя-лись в Саровском монастыре в 1903 году при участии императорской семьи, по заказу кото-рой были изготовлены мраморные сень и рака. Царская чета молилась у тела угодника Божия о даровании ей наследника престола  6 : поэтому, когда через год родился долгожданный цесаре-вич Алексей, по всей России были построены десятки храмов в честь Серафима Саровского, написано огромное число икон с его образом. Но особым статусом обладала домовая царская моленная его имени, основанная в Царском Селе и хранившая реликвии старца и посвя-щенные ему иконы 7 .Еще одна страница истории царской ико-нографии – патрональные образы святых, которые писали во все эпохи российского са-модержавия. Важный в жизни человека вы-бор имени особую значимость приобретал в великокняжеских и царских семьях, посколь-ку «образ наречения» в концентрированной и сжатой форме представлял историю династии, иконографическое и духовное подобие нового правителя как своему небесному патрону, так и своим венценосным предшественникам. На выбор имени царственного младенца, его те-зоименитство влияло множество факторов, но наречение всегда вводило наследника престола в мир предков, государей и властителей, связь с которыми являлась основой его собственно-го права на власть 8 . Насколько большое значе-ние придавали этому в императорской семье, Иконы «Преподобные Сергий Радонежский и Савва Сторо󰀭жевский» из деисусного чина иконостаса Рождественского собора Саввино󰀭Сторожевско󰀭го монастыря. Москва. 1649.  Дерево, темпера, серебро; тиснение, чеканка, позолота.  230х8. Звенигородский музейИкона «Чудо Архангела Михаила в Хонех». Пер󰀭вая половина XIX в. Ярославль (?). Дерево, лев󰀭кас, темпера. 36,4х30,5. Музей русской иконы. Москва  музей6465музей свидетельствует традиция называть детей не только во имя святых, в день которых они по- являлись на свет, но чаще – в честь кого-либо «из рода», представителей династии Романо-вых или Рюриковичей. Причем «освящение» их в любом случае носило идеологический или политический контекст. Так Екатерина II назвала своего второго внука, великого кня-зя Константина Павловича, в честь первого византийского императора Константина, по-скольку в это время вынашивала планы пре-вращения Стамбула в Константинополь и установления контроля России над проливами Босфор и Дарданеллы, в связи с чем даже за-ставила мальчика учить греческий язык  9 .Святые патроны сопровождали жизнь вен-ценосных подопечных от рождения до смерти, охраняли их и покровительствовали государ-ственным деяниям, военным походам, семей-ным событиям. По традиции при рождении младенца царского рода писали «мерную» икону небесного покровителя на доске, соот-ветствующей росту новорожденного. Дни вен-чания на царство и бракосочетания добавляли новые имена в божественный пантеон власти-телей, а домовые придворные храмы обогаща-лись иконами с парным изображением тезои-менитых святых царской четы. В надгробном иконостасе помещали моленные, гробные и патрональные образы усопших царей. Начиная с эпохи Романовых, придворными мастерами создавались программные иконы, которые прославляли тезоименитых святых новой царской династии и отражали офици-альные эстетические пристрастия элиты обще-ства. Помимо образа преподобного Михаила Малеина, в день памяти которого крестили первого государя Михаила Фёдоровича, ши-рокое распространение получили сюжеты, связанные с деяниями соименного ему архан-гела Михаила, особенно сцены Чуда в Хонех, в которых подчеркивалась высокая роль по-сланника Божьего, предводителя ангельского воинства и небесного «чиноначальника». Сво-его сына и наследника – Алексея Михайловича царь назвал в честь Алексея Человека Божия, иконы которого в это время появляются в русском искусстве чрезвычайно часто. После его бракосочетания с Марией Ильиничной Милославской в 1648 году сформировалась иконография парных тезоименитых святых – небесного патрона царя и Марии Египетской, обычно предстоящих изображению Бого-матери Знамения. Список этой чудотворной иконы был в домашней молельне и покрови-тельствовал всем деяниям Алексея Михайло-вича, поэтому она благоговейно почиталась в царской семье. В годы его правления изо-бражения Алексея Человека Божия и Алексея митрополита Московского, соименного царю святого, нередко включались как ходатаи за него перед троном Господа-Судии в составы деисусных чинов иконостасов. В день святых Петра и Павла был крещен в Чудовом монастыре один из четырнадцати детей Алексея Михайловича – Пётр (1672–1725), будущий Московский царь и первый император Всероссийский (с 1721), выдаю-щийся государственный деятель, определив-ший основные направления развития России. Когда Пётр I решил основать новую столицу, он начал ее с закладки 27 мая 1703 года на Заячьем острове Петропавловской крепости, а накануне дня празднования Первоверхов-ных апостолов Петра и Павла, 29 июня в их честь была заложена первая церковь Санкт-Петербурга. Многогранная символика этого посвящения включала не только тезоименит-ство царю-реформатору и покровительство столице, но и противопоставление града Пе-трова – Нового Рима его древнему римскому прототипу с его духовной святыней – престо-лом Св. Петра. Архиепископ Феофан Проко-пович в проповеди, произнесенной 23 октя-бря 1717 года, сравнивал святого «во апосто-лах первого, се подобное добро наше видим в тезоименитом его монархе нашем Петре, по имени и по деле первом в царях российских» 10 . Небесный патрон покровительствовал юному царю во всех начинаниях, и когда вскоре после основания Петербурга у него родились один за другим два сына, их закономерно окрести-ли во имя тех же апостолов. Многочисленные храмы святых Петра и Павла строились в се-верной столице на протяжении XVIII и XIX веков, их украшали иконы с характерным еще для древней традиции парным изображением первоапостолов. С момента смерти Петра I, первого из династии Романовых погребенного в созданном им соборе Петропавловской кре-пости, с этим храмом-усыпальницей и днем его престольного праздника оказались связа-ны новые поминальные обычаи император-ской семьи.  XVIII век открыл новую эпоху прославления еще одной царственной святой – Екатерины  Александрийской, соименной многим русским Икона «Преподобный Серафим Саровский». На󰀭чало XX в. Дерево, левкас, темпера. 31,5х 26,8. Музей русской иконы. МоскваИконы «Алексей митрополит Московский», «Алексей человек Божий», из деи󰀭сусного чина. Около середины XVII в. Среднерусские земли. Дерево, темпера. 54,6х32,3. Музей русской иконы. МоскваИкона «Преподобный Савва Сторожевский». Ко󰀭нец XIX в. Дерево, темпера. 31х26,4. Музей рус󰀭ской иконы. Москва  музей6667музей царицам и придворным дамам. Изменение вкусов подвергло существенным переменам представление о великомученице, что видно уже по введению Петром I нового ордена в ее честь, которым впервые в России была на-граждена императрица Екатерина I. Интересу к образу мученицы в официальном искусстве эпохи Просвещения послужили и те качества, которыми, согласно житию, она была наделена: принадлежность царскому роду, редкая красо-та и способность к наукам, языкам и литерату-ре. Немаловажное значение имел и житийный эпизод, рассказывающий о ее мистическом бра-ке с Христом и ставший темой многих европей-ских картин, копии которых получили призна-тельность в России. Под влиянием этих образ-цов в иконографии св. Екатерины появились новые мотивы: роскошные царские одежды, пальмовая ветвь и меч в руках. Подобные об-разы создавались в это время для новых Екате-рининских храмов Санкт-Петербурга, для по-священных ей домашних церквей и престолов, обилие которых в северной столице и в других городах России просто поражало воображение. Образы небесной покровительницы наук были особенно востребованы в эпоху Екатерины II, немало сделавшей для прославления своей свя-той, незримо сопровождавшей ее во всех го-сударственных делах. Известны даже случаи, когда императрица требовала изображать себя в образе небесной патронессы. В то же время создание в Петербурге Академии наук, Смоль-ного института благородных девиц, где также размещалась Екатерининская церковь, способ-ствовало появлению больших храмовых изо-бражений как святой Екатерины, так и ее цар-ственной подопечной. Начиная с Петра I, исключительным по-читанием у представителей царской династии пользовался новгородский князь Александр Невский, национальный герой, защитник зем-ли Русской, наделенный качествами идеально-го христианского правителя. Продолжением его деяний неизбежно рассматривали важней-шие достижения Петра I: как и его предше-ственник, царь боролся со шведами, укреплял государство и даже основал новую столицу на невских берегах – там, где их победил новго-родский князь. В XIX веке возрастает и бла-гоговейное отношение к благоверному князю  Александру Невскому, хотя его почитание и не отличалось уже тем официально-поли-тическим подтекстом, который имел место в Петровскую эпоху. Это было связано с его тезоименитством сразу нескольким правя-щим российским императорам Дома Рома-новых: Александру I (1777–1825), Александру II (1818–1881) и Александру III (1845–1894): они родились в разные дни, но все были кре-щены во имя Александра Невского. В годы их царствования для церквей и храмов не толь-ко Санкт-Петербурга, но всей Российской империи заказывается великое множество  живописных картин и икон с изображением святого князя, облику которого все чаще при-давали черты царского достоинства. В основе их лежал официально признанный его пор-трет 1819 года кисти придворного художника академика В.К. Шебуева (ГРМ). Написанная маслом в светотеневой академической манере картина представляет Александра Невского в воинских доспехах, латах, красной мантии, подбитой горностаевой подкладкой, с мечом и близ престола, на котором возложены коро-на и скипетр – атрибуты царской власти. Все ее детали были определены небесным покро-вительством царю-освободителю и победите-лю Александру I, но иконография получила столь широкое признание, что была типична и для эпох всех последующих русских царей. Изображения великой грешницы святой Марии Египетской, получившей прощение и благодать Божию в силу своих высоких духов-ных подвигов, особенно широко распростра-нились в России в эпоху царствования Дома Романовых, поскольку служили патрональ-ным образом большинства цариц, начиная с супруги первого царя Михаила Фёдоровича – Марии Владимировны Долгоруковой, но особенно Марии Ильиничны Милославской, прославившей свою небесную заступницу большим числом дорогих икон и памятников прикладного искусства. В конце XVIII века иконы святой вновь появляются в связи с вос-шествием на престол Павла I и его жены импе-ратрицы Марии Фёдоровны (с 1776), а также рождением у них дочери Марии (1786–1859), ставшей впоследствии великой герцогиней саксен-веймар-эйзенахской. Эта, по словам В. Гёте, выдающаяся женщина своей эпохи, покровительствовавшая наукам и искусствам, была очень дружна с поэтом, с именем кото-рого связывают появление научного интереса к Палеху как центру иконописания. Примеча-тельно, но именно с палехским мастером свя-зана редкая по сюжету и высокому качеству исполнения миниатюрная живопись образа из собрания Музея русской иконы, напоминаю-щего о божественной красоте тварного мира, на фоне которого выделена истонченная, ис-полненная великого достоинства аскетически-грациозная фигура Марии Египетской.Если ранее ни один из представителей се-мьи Романовых не носил имя Николая Чу-дотворца, то начиная с императора Николая I (1796–1855), нареченного так при крещении 6 июля 1796 года  11  своей бабушкой Екатериной II, оно становится распространенным. Особое внимание к личности архиепископа Николая Мирликийского объясняется его патронатом не только подряд двум российским царям, но и нескольким великим князьям. Правда, да-леко не всех членов императорского Дома на-зывали в его честь: например, третьего сына Николая I – великого князя Николая Никола-евича, родившегося 27 июля 1831 года, окре-стили во имя святого Николая Кочанова, юро-дивого Новгородского, почитание которого приходилось на этот день. В письме к графу П.А. Толстому того же года царь писал: «Бог меня наградил за поездку в Новгород, ибо, спустя несколько часов после моего возвраще-ния, Бог даровал жене счастливое разрешение от бремени сыном Николаем» 12 . Образ самого почитаемого на Руси святого – Николая Мирликийского, чье имя перево-дится с греческого языка как «победитель на-рода», вполне соответствовал представлениям  XIX века о государе-победителе. Возможно, поэтому в годы царствования династии Рома- Петр и ПавелИкона «Преподобная Мария Египетская, с житием». Послед󰀭няя четверть – конец XVIII в. Палех. Дерево, левкас, темпера. 53,4х43,7. Музей русской иконы. Москва  музей6869музей новых складывается неизвестная ранее иконография Никольских икон, в которых первосвятитель наделя-ется торжественным, почти царственным обликом. На больших парадных образах его часто изображают в драгоценной, отделанной камнями и жемчугом, отороченной соболиным мехом высокой митре, в богато вышитой золотом и парчой фелони, с широ-ким столь же щедро орнаментированным омофором и тяжелым, с богатым окладом Евангелием. Такой царственный вид святитель, всегда на Руси служив-ший примером аскетизма и благостности, безусловно, приобрел в соответствии со своим изменившемся ста-тусом – победителя народов, покровителя и патрона императорской власти, созвучным словам посвящен-ного ему Акафиста: «...радуйся, Царя царствующих и Господа господствующих служителю; радуйся, служи-телей Его небесных сожителю… рода христианскаго возвышение… победы тезоименитый… венценосче нарочитый» (икос 12). Однако совсем другие – более традиционные каче-ства чудотворца – подошли характеру последнего рос-сийского императора Николая II, унаследовавшего от своего небесного патрона многие черты характера, известные нам по житию и службе: мягкость, предан-ность, глубокую и искреннюю набожность, почита-ние и ревностное сохранение традиций православно-го благочестия. Они словно вторили словам тропаря святому Николаю: «Правило веры и образ кротости, воздержания учителя яви тя стаду твоему яже вещей истина; сего ради стяжал еси смирением высокая, ни-щетою богатая…»Имя свое царь получил в честь старшего брата отца – скончавшегося в расцвете молодости цесаревича Николая Александровича (1843–1865), сына Алексан-дра II, названного в честь своего дедушки – Николая I. Сформировавшаяся в эти годы традиция создания Никольских храмов и икон, часто наделенных в соот-ветствии со вкусами эпохи древнерусскими формами и национальным стилем, в целом отражала сходные идеи тезоименитства и небесного патроната предшествую-щего времени. Небольшие образы святителя Николая часто преподносились в подарок членам Император-ского Дома, вкладывались царской семьей в храмы и монастыри, а также дарились подданным за заслуги.  Архивные фотографии домашних моленных августей-шей фамилии сохранили свидетельства о нахождении в них многочисленных икон, в том числе и святителя Николая, принадлежавших к разным историческим эпохам и передававшимся из поколения в поколение, причем предпочтение часто отдавалось древним об-разам, либо иконам, созданным в подражание иконо-писной традиции старых мастеров. Подобную «домаш-нюю» святыню представляет собой небольшая икона чудотворца с предстоящими семейными святыми на полях. Как и подобает благоговейно чтимому из по-коления в поколение моленному образу, она украшена драгоценным окладом. Продолжение в следующем номере. ПРИМЕЧАНИЯ 1  Разумовский А., протоиерей. Чудотворная икона Феодоровская Богоматери / К 300-летию благополучного царствования Дома Романовых. Тифлис, 1913. 2  Каган М.С. Cказание об иконе Богоматери Федоровской // Словарь книжников и книжности Древней Руси. СПб., 1998. Вып. 3 (XVII в.). Ч. 3. C. 407–412. 3  Семенова Л.Н. Быт и население Санкт-Петербурга (XVIII век). М.,1998. С. 208–211. 4  Рункевич С.Г. Александро-Невская Лавра. СПб., 1913. С. 265–268. 5  Деяние Святейшаго Синода. 29-го января 1903 года. // Цит. по: Поселянин Е. Преподобный Серафим, Саровский Чудотворец. (С новыми сведениями о старце). СПб., 1908. С. 141–148;  Аксакова А.Ф. [урожд. Тютчева]. Святой Серафим Саровский в царской семье. СПб., 1903. Переизд.: Угодник божий Серафим / Сост. игум. Андроник (Трубачев), А.Н. Стрижев. М.: Изд. Спасо-Преображенского Валаамского монастыря, 1993. С. 12. 6  Православная Москва в начале XX века. Сб. документов и мате-риалов / Авт.-сост. А.Н. Казакевич, А.М. Шарипов. М., 2001. С. 57–58, 585. 7  Феодоровский Государев собор в Царском Селе. Вып. 1. Пещерный храм во имя преподобнаго Серафима Саровскаго Чудотворца. Изд. Феодоровскаго Государева собора, 1915. С. 45–63. 8  Успенский Ф. Родовые имена и небесные покровители в семье Ивана Грозного // Наше наследие. 2008. № 87–88. 9  Имена и прозвища в семье Романовых // Зимин И. Повседневная  жизнь Российского императорского двора. Взрослый мир импе-раторских резиденций. Вторая четверть XIX – начало XX в. М., 2010. С. 244. 10  Феофан (Прокопович), архиепископ. Сочинения / Под ред. И.П. Еремина. М., Л., 1961. С. 63. 11  Николай I: личность и эпоха. Новые материалы. СПб., 2007. С. 23. 12  Письма Николая Павловича И.Ф. Паскевичу. 1832–1847 // Николай I. Муж. Отец. Император. M., 2000. С. 461. Ключевые слова: династия Романовых, небес-ные патроны, Богоматерь Феодоровская, Сергий Радонежский, Савва Сторожевский, Александр Невский, архангел Михаил, Николай Чудотворец, Екатерина Александрийская, Мария Египетская. Иллюстрации предоставлены автором. Икона «Святитель Николай, архиепископ Мирликийский, со св. Иоанном Предтечей и священномучеником Антипой Пергамским», в серебряном окла󰀭де. Около 1800 г. Ярославль. Дерево, левкас, темпера; серебро. 23х18,9. Му󰀭зей русской иконы. МоскваИкона «Николай Чудотворец» Икона св. князь Александр Невский. Смо󰀭 ленск (?) 1886. Дерево, темпера. 105,6х62. Частное собрание. Германия
Similar documents
View more...
We Need Your Support
Thank you for visiting our website and your interest in our free products and services. We are nonprofit website to share and download documents. To the running of this website, we need your help to support us.

Thanks to everyone for your continued support.

No, Thanks