Ревизионизм «в обе стороны»: Версальский мирный договор и внешняя политика Франции в 1920–1923 гг.

Please download to get full document.

View again

of 20
All materials on our website are shared by users. If you have any questions about copyright issues, please report us to resolve them. We are always happy to assist you.
Categories
Published
Данная статья призвана скорректировать имеющуюся в историографии оценку германской политики Франции в начале 1920-х гг. как направленную на строгую реализацию положений Версальского соглашения. Опираясь на ряд новейших опубликованных и архивных
  277 УДК 94(420).083, 94(44).083 И. Э. Магадеев РЕВИЗИОНИЗМ «В ОБЕ СТОРОНЫ»: ВЕРСАЛЬСКИЙ МИРНЫЙ ДОГОВОР И ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА ФРАНЦИИ В 1920–1923 гг. Данная статья призвана скорректировать имеющуюся в историографии оценку германской политики Франции в на-чале 1920-х гг. как направленную на строгую реализацию по-ложений Версальского соглашения. Опираясь на ряд новейших опубликованных и архивных документов, автор выделяет две тенденции в действиях Парижа: «мягкий» ревизионизм (эконо-мическое сближение с Германией при послаблении ряда статей, навязанных в Версале), отстаиваемый преимущественно ди-пломатами, и «жесткий» ревизионизм (отсоединение в той или иной форме от Германии новых территорий), протагонистами которого выступали военные. В качестве основного фактора данных тенденций рассматривается специфика международно-го положения Франции после Первой мировой войны, подчер-кивается их взаимосвязь в рамках попыток Парижа выстроить послевоенную реконструкцию в Европе на выгодных для себя условиях. Ключевые слова:  Франция, Версальский договор, Рурский кризис, Мильеран, Пуанкаре, Сэйду, Фош. I. E. Magadeev“Two-sided” revisionism: Versailles treaty and French foreign policy in 1920–1923 This article aims to correct the existing historiographical trend which estimates the French German policy in the beginning of the  278 Ч. V. Проблемы Версальско-Вашингтонской системы 1920s as directed to strict implementation of the Versailles treaty provisions. Using new published and archival evidence author anal-yses two tendencies which contradicted this interpretation: “soft” re-visionism supported by some circles at Quai d’Orsay (i.e. economic rapprochement with Germany combined with eventual softening of some Versailles treaty articles), and “hard” revisionism defended by the French military (i.e. detachment from Germany new territories beyond the Versailles treaty limits). Specifics of internatioal positions of France after First World War (relative military strength versus   eco-nomic and demographic weakness) is regarded as the most import-ant factor of these revisionist tendencies, author also underlines the interdependence between two variants of revisionism, both aimed to build advantegous for Paris conditions of post-war reconstruction in Europe. Keywords:  France, Versailles treaty, Ruhr crisis, Millerand, Poincaré, Seydoux, Foch.Несмотря на то, что «репутация» Версальского догово-ра в современной историографии улучшается, а путь развития международных отношений от 1919 г. до 1939 г. предстает не столь прямолинейным, как ранее, процесс имплементации усло-вий договора в Европе 1920-е гг. и поныне рассматривается как история, сопряженная с многочисленными и разноплановыми межгосударственными противоречиями. На базовый конфликт государств, победивших и проигравших в Первой мировой войне, накладывались и противоречия внутри самих держав Антанты: Франция, стремившаяся к максимально твердому вы-полнению Версальского договора, наталкивалась на позицию Великобритании, уже на ранних этапах склонную смягчить его условия.Подобная концептуальная схема, закладывавшаяся еще самими французскими политиками в начале 1920-х гг. [8, р. 11, 59], [10, р. 366], уже в достаточно развернутой форме была пред-ставлена в американских и британских работах 1940-х гг. [см., к примеру: 3], опубликованных до открытия французских ар-хивов по рассматриваемому периоду в 1970-е гг. По мере все более глубокого изучения дипломатических и военных доку-ментов, связанных с французской политикой в отношении Гер-мании в 1920–1923 гг., западные исследователи все чаще отхо-  279Ревизионизм «в обе стороны»: Версальский мирный договор... дили от линейного представления о том, что политика строгой имплементации Версальского договора полностью описывала действия и намерения Парижа [7], [16], [23]. Напротив, в ус-ловиях относительно небольшого интереса отечественных исследователей к данному сюжету и недостаточного знаком-ства с французскими архивными материалами в российской историографии наиболее распространенным остается вывод, унаследованный от советских времен. Как писала, к приме-ру, санкт-петербургский историк Н. П. Евдокимова, «в начале 20-х годов почти все французские политики видели решение ее [проблемы безопасности] в политике нажима на Германию, в требовании неукоснительного выполнения статей Версаль-ского договора, а также в создании системы военно-полити-ческих союзов из государств Центральной и Юго-Восточной Европы» [3, с. 146]. В более поздних обобщающих работах 2000-х гг. отечественные авторы рассматривали внешнепо-литическую стратегию Франции во многом под тем же ракур-сом [см., к примеру: 1, с. 106–107].Цель данной статьи — скорректировать традиционное представление о французской внешней политике в отношении Германии за счет внимания к фактору потенциального «реви-зионизма» во внешнеполитических намерениях Парижа с мо-мента ратификации Версальского договора в январе 1920 г. до кульминации Рурского кризиса осенью 1923 г. Для этого будут проанализированы наиболее показательные для характеристи-ки французского «ревизионизма» действия Парижа на герман-ском направлении; выявлены факторы, стоявшие за ними; рас-смотрен вклад отдельных ведомств и деятелей в концепции той или иной модификации условий Версаля.В методологическом отношении одной из отправных точек для статьи послужил тезис, сформулированный в 1970-е гг. фран-цузским историком Ж. Барьети. Версальский договор — это «“продолжающееся творение”, иными словами, новая [между-народная] ситуация будет такой, какой ее сделают в послево-енный период партнеры по международной жизни» [7, р. 144]. Во многом в основе всех идей и действий Парижа в направле-нии того или иного пересмотра Версальского договора лежало осознание специфического международного положения Фран-ции в Европе после окончания Первой мировой войны. Оно ха-  280 Ч. V. Проблемы Версальско-Вашингтонской системы рактеризовалось серьезным внутренним противоречием меж-ду ситуацией военно-политичекого могущества (численность армии в Европе на 1920 г. — 608 тыс. чел.), краткосрочного по своему характеру, и серьезной ослабленностью фундаменталь-ных факторов мощи: демографического потенциала (1,4 млн погибших, почти 3 млн раненных в войне); экономических возможностей наиболее развитых северо-восточных депар-таментов (оценка понесенного ущерба — 35 млрд франков); финансовых ресурсов (военные издержки — более 140 млрд франков, долг Великобритании и США — 27 млрд франков на 1919 г., потери по облигациям «царского долга» — 15 млрд франков и т. д.) [5, с. 21–29]. Уже в феврале 1920 г. министр финансов Ф. Франсуа-Марсаль высказывал тревогу по поводу состояния внешней и внутренней задолженности Франции [10, р. 123–125]: практика «заполнения» «дыр» дефицитных бюд-жетов за счет ожидаемых платежей по репарациям и внутрен-них займов, увеличивавшая государственных долг (со 150 млрд франков в 1918 г. до 330 млрд в 1923 г.) и осложнявшая про-блему его «обслуживания», грозила сделать Францию «залож-ником» прошлого. Прекращение с лета 1919 г. прямых авансов со стороны британского Казначейства [10, р. 113] — проблемы ощущались здесь уже с начала года [26], — растущие сложно-сти с получением новых займов со стороны британских банков (в феврале 1920 г. Р. Пуанкаре писал в своем дневнике о «в выс-шей степени губительной» политике Банка Англии, «который не относится к нам благоприятно» [27]) — все это очевидным образом демонстрировало шаткость позиций Франции после победоносной войны.Подобное положение дел «подталкивало» Париж, а точ-нее, отдельных французских политиков, военных и дипломатов, стремившихся сделать свою концепцию руководством к дей-ствию, к двум вариантам «ревизионизма»: к «мягкому» (эконо-мическое сближение с Германией при послаблении ряда статей, навязанных в Версале) и, напротив, к «жесткому» (отсоедине-ние в той или иной форме от Германии новых территорий). Оба они были направлены на усиление французских позиций в рам-ках европейского и глобального «баланса сил»: в первом слу-чае в диалоге с немецким бизнесом, во втором — за счет резкого ослабления позиций германского государства.  281Ревизионизм «в обе стороны»: Версальский мирный договор... Проблемы с реализацией экономических условий Вер-сальского договора (в т. ч. угольных поставок со стороны Германии), проявившиеся уже в начале 1920 г., наряду с соб-ственными экономическими и финансовыми сложностями стимулировали ряд представителей французского истеблиш-мента к поиску иных путей договоренностей с немецким биз-несом, который, как считали на Кэ д’Орсэ, не только контро-лирует дела в ключевой Рурской области, но и фактически держит в своих руках немецкое правительство [8, р. 53], [13, р. 512]. В феврале–марте 1920 г. представители влиятельной семьи де Ванделей, собственников лотарингских металлурги-ческих заводов, убеждали французские власти в том, что не-обходимых для французской металлургии поставок немецкого угля по репарациям не получить. Необходимы прямые пере-говоры с немецким бизнесом, на которых поддержка фран-цузских политиков и сила текущих международных позиций Франции должна обеспечить искомую цель — возможность покупки рурского угля по внутренним немецким ценам, что не только снизило бы себестоимость французской продукции, но и сделало бы неконкурентоспособным на французском рынке более дорогой британский экспортный уголь. Французские промышленники также нацеливались на возможное приобре-тение долей в немецких компаниях, до 1914 г. поставлявших уголь заводам Лотарингии, — вариант своего рода «возвраще-ния» к прошлым экономическим связям, но уже на выгодных французам условиях [21, р. 201], [28, р. 585–586].Министерство торговли, выступившее лоббистом точ-ки зрения де Ванделей в данном вопросе, натолкнулось на сопротивление французского МИДа, в лице его главного экономического эксперта, главы Управления торговыми от-ношениями Ж. Сэйду. На межведомственных совещаниях в мае 1920 г. он предупреждал министра торговли О. Исаака о рисках идти на переговоры с немецким бизнесом, который может предложить выгодные с экономической точки зрения условия, однако ценой требований о пересмотре ряда статей Версальского договора, в т. ч. о беспошлинном экспорте про-мышленных и сельскохозяйственных товаров из Эльзас-Ло-тарингии на территорию Германии вплоть до 10 января 1925 г. (ст. 268а). Сэйду предлагал исходить из незыблемо-
Similar documents
View more...
We Need Your Support
Thank you for visiting our website and your interest in our free products and services. We are nonprofit website to share and download documents. To the running of this website, we need your help to support us.

Thanks to everyone for your continued support.

No, Thanks
SAVE OUR EARTH

We need your sign to support Project to invent "SMART AND CONTROLLABLE REFLECTIVE BALLOONS" to cover the Sun and Save Our Earth.

More details...

Sign Now!

We are very appreciated for your Prompt Action!

x